18 марта в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова состоялся диспут, посвященный социальной политике. Встречу организовала Ассоциация независимых центров экономического анализа. 

 

В выступлениях двух основных участников диспута – директора Института экономики РАН Р.С. Гринберга и проректора ГУ–ВШЭ Л.И. Якобсона – при всей разнице общетеоретических подходов к определению сущностных характеристик феномена социальной политики прослеживалась общность мнений по следующим вопросам:

1. Невозможность повышения пенсионного возраста.
2. Плановая убыточность социальной сферы.
3. Введение прогрессивной шкалы подоходного налога.
4. Необходимость принятия мер по уменьшению социального неравенства.

Сложно не согласиться с мнением экспертов о невозможности повышения в России пенсионного возраста ни в настоящее время, ни в среднесрочной перспективе. Эта мера не может не вызвать острого социального протеста, что нивелирует саму сущность социальной политики. Довод о возможности повышения размера пенсий в результате увеличения пенсионного возраста кажется малоубедительным как в силу особенностей администрирования пенсионной системы в России, так и ввиду того, что с учетом продолжительности жизни россиян при еще большем увеличении пенсионного возраста к получателям пенсии сможет отнести себя лишь крайне малочисленная группа граждан.

В связи с правильной по своей сути идеей о необходимости увеличения размера пенсий эксперты высказали крайне важный тезис о плановой убыточности социальной сферы. И Р.С. Гринберг, и Л.И. Якобсон в своих выступлениях упомянули о том, что ни социальная сфера вообще, ни пенсионная система в частности по самой своей сути не могут рассматриваться с точки зрения рентабельности. Эффективная пенсионная система, обеспечивающая хотя бы минимально приемлемые пенсионные выплаты, не может функционировать независимо от государственного бюджетного финансирования. К этому можно лишь добавить, что эффективность пенсионной системы может повысить не рискованное повышение пенсионного возраста и не мифическая рентабельность пенсионной системы, а более жесткий контроль за администрированием в данной сфере.

С вопросом источников бюджетного финансирования социального обеспечения напрямую увязан упоминавшийся выступавшими экспертами тезис о необходимости введения прогрессивной шкалы налогообложения, в частности по НДФЛ. Признавая сложность администрирования предлагаемой системы, особенно в российских условиях, все участники дискуссии признали, что «плоская» шкала налогообложения является аномальным элементом налоговой системы. Так, были приведены данные, в соответствии с которыми лишь 12 государств из 210 в настоящее время используют «плоскую» шкалу.

Помимо функции источника дополнительных бюджетных поступлений, необходимых, в частности, для финансирования социального обеспечения, прогрессивная шкала налогообложения могла бы служить одним из цивилизованных механизмов смягчения социального неравенства, которое участники дискуссии назвали одной из острейших проблем российской современности. В контексте данной проблемы и крайне низкого уровня жизни подавляющего большинства граждан России, в первую очередь относящихся к социально незащищенным слоям населения, участвовавшие в дискуссии эксперты давали оценки российской социальной политике как «условно удовлетворительной» либо как прямо «неудовлетворительной».

Сложно не согласиться с тем, что спектр возможных оценок различных направлений социальной политики в России в настоящее время исчерпывается этими двумя формулировками. Такая ситуация ставит перед государственной властью неотложные задачи как по стимулированию национального экономического и политического развития, так и по более эффективному перераспределению финансовых ресурсов с целью хотя бы минимального материального обеспечения беднейших граждан. Альтернативой принятию неотложных мер в данных направлениях может стать долгосрочная постоянно возрастающая социальная нестабильность.

Д.А. Казанцев – старший юрист-аналитик лаборатории экспертизы и разработки нормативно-правовых актов